Get Adobe Flash player

версия для слабовидящих

Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)


Поиск работы через официальный портал

Отделение ПФР

Фонд капитального ремонта МКД Алтайского края


mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня330
mod_vvisit_counterВчера1062
mod_vvisit_counterЗа неделю8559
mod_vvisit_counterПр. неделю8641
mod_vvisit_counterМесяц25358
mod_vvisit_counterПр. месяц38399
mod_vvisit_counterВсего286060

Ваш IP: 54.224.60.122

Стало известно, почему инспекторы не смогли проверить «Зимнюю вишню»

Закон не позволял им этого сделать

Экстренные проверки всех торгово-развлекательных центров после трагедии в Кемерове, в ходе которых выявляются тысячи нарушений, выявили и серьезные недостатки в организации контрольно-надзорной деятельности. Но не стоит обвинять во всем инспекторов. Они, как выяснилось, стали заложниками несовершенства действующего законодательства.

О том, что нужно срочно менять прямо сейчас, не дожидаясь новых бед, «МК» поговорил с главным государственным инспектором по пожарному надзору МЧС России Ринатом ЕНИКЕЕВЫМ.

— Сейчас много говорят о том, что проверка «Зимней вишни» в 2016 году длилась всего пару часов. Как такое могло произойти?

— В 2015 году руководитель надзорного органа МЧС России спланировал проверку ООО «Зимняя вишня». В мае 2016 года издал распоряжение, которым уполномочил инспектора на ее проведение с 6 июня по 1 июля. Для того чтобы подготовиться к проверке, инспектору необходимо собрать сведения о том, кто является ответственным за пожарную безопасность, какие существуют инструкции и прочее, — прежде чем идти на объект, необходимо владеть всей ситуацией. Инспектор пригласила к себе представителя организации, та приехала для беседы и представления документов. Закон обязывает инспектора разъяснить предпринимателю, в отношении которого проводится проверка, что с 1 января 2016 года до 31 декабря 2018 года от плановых проверок освобождены все субъекты малого предпринимательства. Инспектор исполнила свою обязанность — разъяснила представителю «Зимней вишни» его права. Инспектор разъяснила и то, какими документами подтверждается отнесение предприятий к субъектам малого предпринимательства. Представитель заявила, что завтра привезет документы. И уехала. Все это заняло примерно час, о чем инспектором и была сделана запись. Уже к 9 утра следующего дня представитель привезла документ от госоргана, уполномоченного на его выдачу, свидетельствующий о том, что ООО «Зимняя вишня» является субъектом малого предпринимательства. Инспектор, изучив этот документ, составила акт, исполнив требование федерального закона о защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. И прекратила проверку. Формально — на втором часе ее проведения.

— Получается, что права проверить «Зимнюю вишню» у инспектора не было?

— Не было, это требование действующего закона.

— Зная, что «Зимняя вишня» — это место, куда приходило много людей с детьми, могла инспектор настоять на проверке? Или сама прийти и полюбопытствовать, как там дела с пожарной безопасностью?

— У нас в законодательстве в отношении субъектов хозяйственной деятельности действует принцип добросовестности, поэтому попытки инспекторов провести проверки в отношении субъектов малого предпринимательства жестко пресекаются. В первую очередь органами прокуратуры, призванными следить за законностью контрольно-надзорной деятельности. Около 300 инспекторов ежегодно получали за такие попытки взыскания, лишались премий, а еще есть статья Уголовного кодекса «Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности».

— А когда только собирались устроить предпринимателям эти «надзорные каникулы», МЧС что говорило?

— То, что инспектор не должен разбираться, какие юрлица занимают те или иные площади. Если объект огромный, сложный технически, инспектору не нужно разбираться в том, кто собственник, кто арендатор, кто залогодатель, залогодержатель и так далее. Он должен прийти, проверить все здание, выявить нарушение, если есть, и установить, кто несет за это ответственность.

— И к чему пришли?

— Чтобы подготовиться к проверке, ее нужно спланировать за несколько месяцев до начала. Инспектор должен узнать, кто собственник проверяемого объекта, кто арендатор. Но приходит время, инспектор появляется на объекте, а там уже работают другие люди. И они ему говорят: меня в плане проверок нет. Инспектор открывает сводный план проверок, утвержденный Генпрокуратурой, где действительно этого юрлица нет. И законных оснований для проведения проверки, получается, тоже нет.

— Как вы в таких условиях работаете?

— Все эти годы мы проверяем здания, так сказать, кусочками. Доходим до какого-то уголка, а там ничего нет — собственник сменился. Уходим. Так было и с Кемеровским кондитерским комбинатом. В 2012 году инспектор провел там проверку, выдал предписание. В 2013 году пришел проверять предписание, а часть площадей, где были нарушения, уже проданы другим собственникам. Если же инспектор будет придумывать причины, чтобы провести проверку в отношении малого бизнеса, как я сказал ранее, он будет строго наказан — и своим начальником, и прокурором. Да еще и на публичных слушаниях, которые мы регулярно проводим, встанет защитник бизнеса или сам предприниматель и скажет: а вот этот инспектор нас незаконно проверял, со всеми вытекающими негативными последствиями.

— И как с этим жить дальше?

— Мы предлагаем внести изменения в Градостроительный кодекс, в закон о пожарной безопасности, в закон о защите прав юридических лиц и в проект закона о госконтроле, который сейчас готовится ко второму чтению в Госдуме.

— Что конкретно нужно изменить?

— Мы хотим, чтобы инспектору дали понятный для всех инструмент проверки, а не так, что дали тупые ножницы, один глаз заклеили и говорят: сделай хорошую стрижку. Инспектор не должен разбираться, кто на объекте арендатор, у кого в залоге имущество, кто что продал, кто готовится продать и так далее. Есть торговый комплекс, его и надо проверять. Найдено нарушение — нужно устанавливать, кто собственник, скажем, воздуховода, у которого нет задерживающего клапана. Он должен получить предписание и исполнить его в срок. А сегодня получается, что с инспектором на объекте играют в прятки. Также мы предлагаем проверять торгово-развлекательные центры не реже раза в год. Причем независимо от того, были там выявлены нарушения или нет. И проверки эти должны проводиться без предупреждения. Сейчас мы обязаны предупреждать о проверке за три дня. МЧС считает, что инспекторы должны иметь право проводить рейды на социально значимых объектах, не уведомляя об этом арендаторов.

— Ох уж эти рейды...

— Согласен: нельзя давать инспектору возможность приходить когда вздумается и отвлекать бизнес от работы, эту сферу надо регламентировать. У инспектора должны быть плановые проверки и внезапные. Для внезапных должен быть повод и основание. Сегодня получается, что единственный повод для внеплановой проверки — это жалобы граждан. Но вот по «Зимней вишне» ни одной жалобы не поступило. А ведь если бы кто-то сообщил, что там регулярно закрывали двери кинозалов на ключ, о чем сейчас многие вспомнили, то внеплановая проверка при согласовании с прокуратурой была бы проведена.

— Вы упомянули изменения, которые необходимо внести в Градостроительный кодекс. Что здесь не так?

— У нас в Градостроительном кодексе записано, что на стройплощадку может войти только инспектор строительного надзора и больше никто.

— А при каких обстоятельствах пожарный инспектор может туда прийти?

— Ни при каких. Строители регулярно горят в бытовках, а нас туда для проверки пожарной безопасности не пускают. Дознаватели МЧС проводят там проверки только после произошедшего пожара.

— Что вы предлагаете?

— Вернуть Госпожнадзор в число тех, кто согласовывает документы на этапе проектирования, строительства, реконструкции и капремонта зданий. Необходимо ввести и обязательность уведомления органов Госпожнадзора о вводе объектов в эксплуатацию, об изменении назначения объекта и об изменении присвоенной объекту категории риска.

— На днях от «Открытого правительства», которое как раз курирует реформу надзорных органов, прозвучало интересное предложение: следить за состоянием объектов в онлайн-режиме. Это реально? Есть на это деньги? И как это будет выглядеть?

— Сейчас предлагается много разных мер. Некоторые необходимо вводить срочно, другие — среднесрочные, третьи — перспективные. Это предложение, на мой взгляд, как раз из разряда перспективных. По сути, это Интернет вещей. И на это, как вы понимаете, скорее всего, могут потребоваться серьезные средства.

— А что можно сделать быстро?

— Можно развивать краудсорсинг, привлекать, так сказать общественное мнение. Пришел человек в кинотеатр и видит: светильники запасного выхода не горят. Сфотографировал, направил на выделенный ресурс или в надзорный орган.

— Еще вы сказали, что надо менять правила пожарной безопасности. Какими они должны быть для детских игровых комнат?

— Изменения правил пожарной безопасности не требуется. Необходимо пересмотреть отношение к их соблюдению и процедурам исполнения. Правилами уже предусмотрено обязательное наличие огнетушителей, внутреннего противопожарного водопровода. Материалы, которыми отделаны пути эвакуации, не должны быть горючими. Аниматоры (воспитатели) должны постоянно держать детей в поле зрения и знать, как нужно действовать в случае возникновения пожара. Нужно ли бежать в гардероб, чтобы надевать на детей куртки, шапки, уличную обувь, или нет? Сегодня они этого не знают.

— Кто несет ответственность за обучение персонала?

— Собственник объекта — торгового центра.

— Мы никак не можем избавиться от кампанейщины. Вот сейчас пройдут сплошные проверки торговых центров и снова предприниматели начнут кивать на «надзорные каникулы». А ведутся уже разговоры о том, что их надо продлить до конца 2022 года. Что на это скажете?

— МЧС предлагает внести изменения в Закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», позволяющие Госпожнадзору проверять владельцев и арендаторов объектов с массовым пребыванием людей, даже если речь идет о малом бизнесе, невзирая на «надзорные каникулы». Нужно обязательно обеспечивать права бизнеса, хозяйствующих субъектов. Надо заботиться о бизнесе и развивать его. Но напоминать о культуре безопасности и контролировать его тоже необходимо. Вот и надо сейчас найти ту самую грань между соблюдением прав предпринимателей на объектах с массовым пребыванием людей, высокой категории риска и обеспечением безопасности.

Источник: МК, 04.04.2018г.